Тема «окупас» в Испании поднимается все чаще и чаще ввиду нестандартного подхода к правовому регулированию данной проблемы. «Окупас» – это физические лица, занимающие недвижимое имущество, находящееся на территории Испании, и пользующиеся ей на законных основания не имея договора с собственником.

 

В момент своего появления в конце прошлого века, данные лица представляли собой категорию населения, протестующую против нехватки жилых помещений, экономического кризиса и неоднозначных политических решений, который препятствовал свободному осуществлению прав на жилище[1]. Это движение появилось немного ранее в других странах Европы под иными названиями и чьё правовое регулирование разнится: «squatters» в Соединённом Королевстве[2] или «squats» во Франции[3].

Термин «окупас» в настоящее время применяется ко всем лицам, незаконно «правомерно занимающих чужую собственность» на основании конституционных положений о равном доступе к жилым помещениям. Конечно же, в свете последних событий и широкого распространения занятия неиспользуемой недвижимости, суд не будет вдаваться в детали идеологических и политических настроений нарушителей и сведёт характеристику подобных лиц как «ocupas» или «okupas».[4]

В настоящее время тема квартирных оккупантов стоит достаточно остро в испанской правовой и социальной системе, поскольку очевидно, что ситуация с проживанием третьих лиц в жилом помещении собственника (или иного лица, владеющего на основании законного титула (например, узуфрукта)), исключающая возможность вмешательства последнего, не подлежит никакому логическому объяснению[5]. Юридические основания, тем не менее, у окупантов имеются.

Порядок действий «окупас» достаточно прост – достаточно вспомнить реальный пример из мультфильма «Трое из Простоквашино», когда оставленная кем-то недвижимость была занята третьими лицами, которые в ней проживали, вели хозяйство и пользовались электричеством и водоснабжением. С точки зрения российского права такие действия были бы расценены как противоречащие законодательству с последующим выселением в короткие сроки. Испанское же законодательство немного иначе трактует данную ситуацию.

Согласно нормам испанского права, собственник помещения, которое было занято «окупас», не имеет права ни самостоятельно выселить данных лиц, ни перекрыть водоснабжение или энергоснабжение, ни сменить замки до вынесения решения/приговора суда, процесс по которым может длиться около двух лет. В случае любых действий собственника (законного владельца титула), направленных на «ущемление» прав пользующихся его имуществом лиц, такие действия будут расценены как противозаконные и могут повлечь уголовную ответственность.

Нормативное объяснение ситуации достаточно логично. Так, статья 33 Конституции Испании признает право частной собственности, которое, однако, может быть ограничено в связи с социальными обстоятельствами. Статья 47 Конституции Испании продолжает тему о социальных условиях и закрепляет право на надлежащее жильё, устанавливая обязанность государственной власти обеспечить население жилыми помещениями, а спрос на такие помещения выше, чем предложение.

Гражданский кодекс Испании 1889 года (далее «ГКИ») о правах собственника имущества говорит достаточно поверхностно (статьи 348-352 ГКИ), упоминая о праве пользования и отчуждения, праве на виндикационное истребование вещи, невозможности изъятия имущества государством без достаточного основания, праве на осуществление работ на своей собственности, а также две и пяти статей посвящены «кладу и сокровищам».

Гораздо шире освещены права пользования и владения имуществом. Так, статья 446 ГКИ устанавливает защиту любого лица пользующегося имуществом, упуская, однако, упоминание о собственнике имущества. Собственник в испанском праве – это лицо, которое «владеет» имуществом и в качестве собственника выступает перед третьими лицами (статья 448 ГКИ). Иными словами, арендатор будет считаться собственником имущества перед соседями, хотя действует на основании иного титула, пока не доказано иное. Статья 441 ГКИ предусматривает положение о том, что право пользования не может быть получено с использованием силы, если имеется иной пользователь на данный момент, то есть право пользования стоит выше права распоряжения, присущее собственнику.

Именно с этими положениями, несовместимыми с современной действительностью, связаны пробелы и коллизии испанского законодательства, а также необходимость доказывания собственником наличия у него достаточных прав в отношении спорного имущества. В данном случае, говоря о собственнике, будем иметь в виду любое лицо, владеющее имуществом на основании законного титула.

Уголовное законодательство также не говорит о праве собственности в случае захвата недвижимости «окупас», а до изменений 1995 года такие действия вообще не подлежали уголовной ответственности[6]. Статья 245.2 Уголовного кодекса Испании (глава XIII, Книга II от 1995 года) (далее УГИ) предусматривает случаи «узурпации», на основании которых действия «окупас» можно признать незаконными. Судебная практика устанавливает условия, при которых «окупас» могут быть привлечены к ответственности:

  • Оккупация недвижимости, которая не является постоянным местом проживания другого лица, осуществилась без насильственных действий, и имела целью постоянное в ней нахождение.
  • Собственник недвижимости не давал согласие на нахождение в ней третьих лиц.
  • Собственник должен сообщить в полицию или в судебные органы о своем несогласии с нахождением третьих лиц на территории его недвижимого имущества.
  • Окупас действовали преднамеренно, то есть знали, что у недвижимого имущества имеется собственник (законный владелец) и он не давал согласия на проникновение и проживание в нём третьих лиц.[7]

Таким образом, можно сделать вывод, что лица будут считаться «окупас», если они 1) проникли в помещение, не занимаемое иными лицами, 2) ими не были применены насильственные действия, 3) лица имели намерение постоянно находиться в данном помещении. Из этого пояснения видно, что может запросто иметь место «конкуренции окупас» на недвижимости собственника, который своим имуществом не пользуется. Стоит пояснить, что лица, проникшие в незанятое помещение должны иметь намерение проживать в данном месте, поэтому временное размещение наказанию по данной статье не подлежит[8]. Указанный вывод подтверждает многочисленная практика Провинциальных судов Испании (SSAP Barcelona 1-9-2005, Sevilla 20-3-2001, 6-9-2001, Málaga 9-10-2000), указывающее на то, что «уголовному наказанию подлежать только те случаи, когда нарушитель желал сделать вещь своей и имел намерение в ней остаться»[9].

Важно понимать, что придётся доказать, что «окупас» действовали умышленно, зная о наличии собственника, который был бы против его нахождения. Окупас часто ссылаются на то, что они не знали о том, что недвижимость принадлежит какому-то лицу и полагали, что имели право пользоваться вещью на «честном основании». При некоторых обстоятельствах такой аргумент может быть принят судом, что повлечёт освобождение от уголовной ответственности в рамках статьи об узурпации, тем не менее, лицо законно владеющее имуществом всё еще может обратиться в гражданские суды[10].

Ещё один важный момент, учитываемый в квалификации данного преступления, это то, что не подпадают под действие статьи 245.2 УГИ случаи, когда недвижимость находилась в состоянии непригодном для нахождения/проживания[11][12].

Наказание за узурпацию не превышает 6 месяцев штрафа. Несомненно, наказание «окупас» по данной статье в случае неуплаты штрафа, может переквалифицироваться в лишение свободы, но на практике такая мера наказания, если она не достигла двух лет, применяется крайне редко в рамках статьи 80 УГИ и обосновывается судами как нецелесообразная для достижения положительных результатов социальной реадаптации[13].

Против «окупас» также можно применить статью 263 УГИ о причинении вреда в том случае, если нанесённый вред превысил 400 евро. Разумеется, собственнику придётся доказать реальный вред, нанесённый помещению, а также установить, что данный ущерб возник по причине действий именно этих «окупас», что на практике сделать достаточно проблематично, поскольку собственник не может предвидеть, когда именно жильцы-нарушители проникли в собственность, а также доказать, что собственность находилась в лучшем состоянии, чем была до проникновения незаконных жильцов. В случае если сумма ущерба оценена оценщиком в размере менее 400 евро, «окупас» будет нести незначительную ответственность в виде штрафа.

Если собственник постарается самостоятельно выселить лиц, которые без его ведома проживают в его помещении, или применить иные действия, связанные с ограничением пользования, к такому собственнику может быть применена уголовная ответственность в рамках статьи 202 УГИ как «Незаконное проникновение в помещение», так как статья защищает права пользователя помещения, а не собственника. Иными словами, данное положение толкуется в доктрине как защищающее лицо, которое проживает в помещении, составляющее его личное пространство[14], а также ссылается на гарантируемое фундаментальное право на жилище в соответствии со статьёй 18 Конституции Испании. Наказание собственнику имущества в этом случае будет достаточно суровым по сравнению с наказанием «окупас»: от 6 месяцев до двух лет лишения свободы и до четырех лет лишения свободы со штрафом до 12 месяцев, если преступление совершено с применением силы или угроз.

Отключение электроэнергии или водоснабжения собственником в помещении, где находятся «окупас», также будет квалифицироваться как уголовно-наказуемые действия, в соответствии со статьёй 255 УГИ, поскольку собственник чинит препятствия в пользовании имуществом его владельцу.

Нельзя сказать, что «оккупировать» — это право лица, ввиду противоречия Конституции Испании, но при определенных обстоятельствах такие действия могут быть расценены в пользу «окупаса», например, в случае необходимости обеспечения своим детям места для проживания, когда службы социального обеспечения не осуществляют соответствующих действий по обеспечению жильём семью, то есть «состояние необходимости» в соответствии со статьёй 20.5 УГИ.[15] Иными словами, к таким лицам не только могут быть применены смягчающие обстоятельства, но они также могут быть освобождены от уголовной ответственности во исполнение статей 20 и 21 УГИ, в которых делается отсылка на установление наказания в зависимости от личных обстоятельств[16].

Против “окупас”, помимо уголовного преследования, можно инициировать гражданско-правовое производство, связанное с выселением по статье 250.1 LEC (Гражданско-процессуальный кодекс Испании, далее LEC), рассматриваемое посредством устного производства[17].

При возбуждении дела первый вопрос, который обычно возникает, против кого инициировать процесс, ведь новые жильцы не раскрывают своих данных собственнику. Ссылаясь на статью 7.3 Закона о Судебной Власти, Суд пришёл к выводу, что «ocupas» представляют собой определенную группу, движение, связанные общими интересами и целями, поэтому логично будет в качестве субъекта выделять группу в целом, из которой одно конкретное лицо будет представлять всю группу проживающих[18]. Данный факт упрощает судебное производство, поскольку возбуждение дела против конкретного лица привело бы к злоупотреблении правом и затягиванию процесса при простой смене жильцов. Тем не менее, если речь идёт о случаях, когда согласие на проживание всё же было получено, иск подаётся против конкретных лиц, а не группы в целом[19].

Как указывается в одном из судебных решений, для того, что иск о выселении был удовлетворён необходимо соблюсти следующие условия: 1) заявитель должен иметь реальные права на недвижимость (владелец жилья социального назначения, узуфруктуарий и иной титул[20]), 2) ответчик должен занимать недвижимость без какого-либо титула, кроме «терпимости законного владельца», 3) должна отсутствовать оплата или иное встречное удовлетворение в пользу истца за пользование имуществом, 4) недвижимость должна быть идентифицирована[21].

Рассматривая проблему «окупас», нельзя не затронуть сроки приобретательской давности, установленные ГКИ. К «окупас» применяется статья 1959 ГКИ, устанавливающая срок в 30 лет, после которого недвижимость может перейти в их собственность, при условии публичного, спокойного и беспрерывного пользования, при котором не требуется доказывать ни владение bona fides, ни «справедливое владение». В случае же доказательства наличия последний двух условий, сроки собственника имущества на обжалование неправомерных действий снижаются до 10 лет и 20 лет (в случае проживания собственника за границей) (статьи 1957 и 1958 ГКИ соответствующе).

В России вопрос с незаконно занимаемыми помещениями решается гораздо радикальнее и в разы быстрее. Статья 19.1 КоАП РФ устанавливает административную ответственность за самоуправство, то есть самовольное, вопреки установленному федеральным законом или иным нормативным правовым актом порядку осуществление своего действительного или предполагаемого права, не причинившее существенного вреда гражданам или юридическим лицам, и влечет предупреждение или наложение административного штрафа на граждан в размере от ста до трехсот рублей. В случае же нанесения существенного вреда, может последовать уголовная ответственность в соответствии со статьёй 330 УК РФ, максимальное наказание по которой установлено в виде лишения свободы на срок до пяти лет.

Таким образом, основной акцент правоприменительной практики в России в данном случае состоит в ограничении права собственника на распоряжение имуществом при незаконном занятии помещения, в то время как в Испании пользование помещением и «качество, в котором выступает пользователь в глазах соседей»[22] имеет превалирующее значение до тех пор, пока законный владелец титула не доказал наличие прав на такое имущество в судебном порядке.

Возникает логичный вопрос: какие методы юридической защиты может использовать законный владелец титула, ведь «окупас» не только могут проживать, но и пользоваться имуществом, ухудшая его состояние? Очевидно, что когда вторжение в собственность уже произошло, избавиться от проживающих лиц будет возможно только посредством положительного решения суда, поэтому комплекс превентивных неюридических мер может помочь недопустить ситуации с «окупас»: установление сигнализации, камер наблюдения, дверей, а также заключение договора страхования.

Законодательство не стоит на месте, особенно, когда дело касается острых социальных тем, в связи с чем в конце апреля 2018 Комиссия Права Конгресса (Comisión de Justicia del Congreso) одобрила поправки в статьи 250.1, 437, 441 и др.  LEC, предусматривающие упрощённый порядок выселения «окупас» в более короткие сроки, а также возможность применить обеспечительные меры. Новый порядок будет относиться не ко всем лицам, например, кредитным учреждениям придётся обращаться к классической долгой процедуре[23]. Стоит отметить, что упрощённая процедура будет действовать только в случае отсутствия достаточных оснований для легального нахождения в спорном помещении, о чём представитель «окупас» указывает в своём отзыве на иск.

В заключение следует отметить, что нельзя сказать, что законодатель не защищает право собственности, так как соответствующие положения закреплены в Конституции Испании, Гражданском кодексе и Уголовном кодексе. Собственник не лишается права инициировать уголовное или гражданское производство, тем не менее такие процессы могут длиться годами, что заметно снижает уровень доверия к правовой системе. Речь идет о противоречащих друг другу положениях. К сожалению, Испания, введя новые положения, пошла по пути ускорения устранения последствий, а не элиминации причин.

Автор статьи: Агошкова И.Г., Магистр права Испании и России

Библиография.

  1. Gómez Ibarguren, Pedro: El tratamiento del fenómeno «okupa» en el Derecho español. Barcelona. 2009. pág.18.
  2. Juan Luis Ibarra Sánchez: Práctica procesal y bien jurídico protegido del delito de usurpación inmobiliaria del artículo 245.2 del Código Penal, tras la Ley Orgánica 1/2015, de 30 de marzo. BIB 2015\1338. Revista Aranzadi Doctrinal num.5/2015, parte Estudios Editorial Aranzadi, S.A.U., Cizur Menor. 2015. C.11
  3. Marta Gómez Romero: ¿Cuáles son los límites para forzar un desalojo? BIB 2017\21. Conde Publicación: Actualidad Jurídica Aranzadi num.925/2016, parte Comentario Editorial Aranzadi, S.A.U., Cizur Menor. 2016. de lo Penal. C.1.
  4. Martí Martí, Joaquín: La protección del Derecho penal frente a la ocupación de los bienes inmuebles por colectivos «ocupas». Diario La Ley, tribuna. Las Rozas, Madrid. 2013. C. 7.
  5. Practicum Administración de Fincas: Los procesos judiciales derivados de Propiedad Horizontal y de Arrendamientos. BIB 2017\43379 2017. Editorial Aranzadi, S.A.U., Enero de 2017. ISBN 978-84-9152-559-2. С.3
  6. Ramón Adell Argilés, Miguel Martínez López y otros: Dónde están las llaves? El movimiento okupa: prácticas y contextos sociales. Betiko Fundazioa (Ibarra-Oriol). Madrid. 2004. С.22

[1] Ramón Adell Argilés, Miguel Martínez López y otros. Dónde están las llaves? El movimiento okupa: prácticas y contextos sociales. — Betiko Fundazioa (Ibarra-Oriol) – Madrid — 2004 — С.22.

[2] Squatting and the law. (https://www.gov.uk/squatting-law 04.06.2018)

[3] Squat : ce que dit la loi.

(https://www.dossierfamilial.com/immobilier/proprietaire/squat-ce-que-dit-la-loi-85379 04.06.2018)

[4] Practicum Administración de Fincas: Los procesos judiciales derivados de Propiedad Horizontal y de Arrendamientos — BIB 2017\43379 2017 — Editorial Aranzadi, S.A.U., — Enero de 2017 — ISBN 978-84-9152-559-2 — С.36.

[5] Boletín Oficial de las Cortes Generales Congreso de los Deputados XII. — Legislatura Serie B: Proposiciones de Ley 30 de enero de 2017. — Núm. 78-1. cve: BOCG-12-B-78-1. — C.2.

[6] Eduardo Cáliz: Los procedimientos penales están reservados para los okupas con “K”. (http://lacolumna.cat/eduardo-caliz-los-procedimientos-penales-estan-reservados-para-los-okupas-con-k#.WxqFvFOFPPB 04.06.2018)

[7] Auto del Juzgado mixto núm. 1 de Paterna, de 29.11.2013.

[8] Martí Martí, Joaquín. La protección del Derecho penal frente a la ocupación de los bienes inmuebles por colectivos «ocupas» — Diario La Ley, tribuna — Las Rozas, Madrid – 2013 — C. 7.

[9] Audiencia Provincial de Madrid (Sección 2ª) Auto núm. 445/2013 de 17.07.2013. JUR 2014\296820.

[10] Gómez Ibarguren, Pedro. El tratamiento del fenómeno «okupa» en el Derecho español. – Barcelona – 2009 – С.18.

[11] SAP de Barcelona, Sección 5a, de 16.01.2003.

[12] SAP de Toledo, Sección 1, de 19.01.2012.

[13] Sentencia Nº 224/1992 de Tribunal Constitucional, Sala 1ª, 14.12.1992.

[14] Sentencia Nº 1775/2000 de TS, Sala 2ª, de lo Penal de 17.11.2000.

[15] SAP Madrid, Sección 2ª, nº 25/2012, de 23.01.2012.

[16] Juan Luis Ibarra Sánchez. Práctica procesal y bien jurídico protegido del delito de usurpación inmobiliaria del artículo 245.2 del Código Penal, tras la Ley Orgánica 1/2015, de 30 de marzo — BIB 2015\1338. Revista Aranzadi Doctrinal num.5/2015, parte Estudios Editorial Aranzadi, S.A.U. — Cizur Menor — 2015. — C.11.

[17] Marta Gómez Romero. ¿Cuáles son los límites para forzar un desalojo? — BIB 2017\21. Conde Publicación: Actualidad Jurídica Aranzadi num.925/2016, parte Comentario Editorial Aranzadi, S.A.U. — Cizur Menor. 2016. de lo Penal. — C.1.

[18] SAP de Girona, Sección 2.a, de 07.05.1998.

[19] SAP de Madrid, Sección 12a de 27.02.2014.

[20] SAP de Toledo, Sección 2, de 19.01.2012.

[21] SAP de Barcelona, Sección 4.a, de 31.05.2002.

[22] Sentencia del Tribunal Supremo de 24.10.2014 (SP/SENT/783115).

[23] Boletín Oficial de las Cortes Generales Congreso de los Deputados XII. Legislatura Serie B: Proposiciones de Ley 30 de enero de 2017. Núm. 78-1. cve: BOCG-12-B-78-1.

 

Окупас: Правовое регулирование самовольного проживания в жилом помещении без согласия собственника в Испании

Окупас: Правовое регулирование самовольного проживания в жилом помещении без согласия собственника в Испании: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *